О слухе

Верить не в чудеса, а в профессионализм и отзывчивость

Ежедневно сотрудники международной сети центров бинаурального слухопротезирования «Академия слуха» выполняют работу, которую многие пациенты называют чудом. Однако, как считает Елена Парамонова из Брянска, такие чудеса могут совершать только опытные профессионалы с открытым сердцем и доброй душой.

Комплексный подход к пациенту от подбора и настройки слуховых аппаратов до сопровождения во время адаптации и последующего консультирования входит в привычный круг обязанностей специалистов центров бинаурального слухопротезирования «Академия слуха», работающих по всей территории России и в Казахстане. Одна из истории — из Брянска. Там семилетний Никита Парамонов, с раннего детства обожающий музыку, благодаря слаженной работе команды сурдолога и слухопротезиста впервые услышал любимые мелодии так, как не слышал их никогда раньше. Об эмоциях сына и своих собственных, а также о непростом пути к хорошему слуху в беседе с SurdoInfo рассказала мама мальчика Елена Парамонова.

— Как и когда вы поняли, что ребенок плохо слышит? Известно ли, что вызвало снижение слуха?

— Всерьез я задумалась о том, что проблема ­все-таки существует, примерно года полтора назад. До этого списывала многие моменты на детскую невнимательность. Никита очень активный, занимается спортом, постоянно в движении. Я и подумать не могла, что у него могут быть какие-то нарушения слуха. Первые звоночки пошли с того момента, когда он стал громко слушать музыку, прибавлять звук телевизора… Даже сейчас, пройдя не одного специалиста, мы не знаем наверняка, что явилось причиной снижения слуха у ребенка. В семье ни у кого таких проблем нет.

— В каком возрасте был поставлен диагноз? Как вы отреагировали на новость о том, что у ребенка двусторонняя сенсоневральная тугоухость?

— Окончательный диагноз мы узнали в 2021 году. К этому времени мы уже вовсю занимались с логопедом, и результат работы был налицо. Именно логопед и порекомендовал обратиться к сурдологу. Для меня, конечно, было шоком узнать, что мой ребенок не слышит. Я даже подумать не могла, что это может случиться в нашей семье, с моим сыном. С кем угодно, только не с нами. Было очень тяжело, когда врач озвучил диагноз, сказал, что у Никиты двусторонняя сенсоневральная тугоухость, да ещё и 2–3 степени, слезы наворачивались на глаза… Но пришлось быстро взять себя в руки. Я воспитываю ребёнка одна, поэтому не могла позволить себе дать слабину. Начала стучаться во все двери, бить во все колокола.

— Наблюдались ли трудности в учебе, в общении со сверстниками в связи с недостаточным слухом?

— Да, когда был поставлен диагноз, пазл сложился. Я поняла, с чем были связаны трудности в школе. Проблемы стали проявляться, когда сын пошел в 1 класс. Он не мог писать на слух, часто делал ошибки, пропускал буквы и слова, потому что слышал и понимал не всё, что говорила учительница.

Не так давно мы переехали из Брянска в село, ребенок пошел в новую школу, пришлось заново привыкать к обстановке, знакомиться с одноклассниками. Я видела, что ему тяжеловато находить общий язык с ребятами, он немного замкнулся. Спасибо большое нашей учительнице, которая очень помогла в адаптации: она подготовила детей, предупредила, что будет новенький. К этому времени мы уже знали о том, что есть нарушения слуха, я поддерживала его как могла. Надо отдать должное, никаких насмешек в классе нет и не было, дети хорошо относятся к моему сыну. В­се-таки в сельской местности действительно атмосфера спокойнее и добрее.

— Почему решили обратиться в «Академию слуха»?

— Честно говоря, раньше я даже не слышала ни о сурдологах, ни о слухопротезировании, ни о слуховых аппаратах. Обратилась в «Академию слуха» по совету сотрудника Фонда социального страхования в Брянске. Я ведь одна воспитываю сына, приобретение двух слуховых аппаратов — это большая финансовая нагрузка для нашей семьи. Думала, что смогу сама купить их не раньше следующего года. О том, чтобы благотворительный фонд «Аурика» выдал нам устройства бесплатно, даже мечтать не могла.

— Были ли сомнения, что слуховой аппарат может не подойти, что ребенок будет стесняться его и т. д.?

— Конечно, читала отзывы, советовалась с родственниками. Одни говорили, что слуховой аппарат может только усугубить проблемы слуха, другие, наоборот, что надо пробовать. Я как раз согласна с последними: пока не попробуешь, не сможешь реально оценить ситуацию. Думала, что если вдруг аппараты не подойдут, всегда можно будет их снять и искать другие варианты. К тому же врачи нам сказали, что без слуховых аппаратов ребенок не сможет нормально учиться, заниматься любимыми делами, общаться. Они нужны, чтобы его жизнь была полноценной и комфортной.

Когда приняли решение о слухопротезировании, я начала разговаривать с Никитой. Объяснила ему, зачем нужны слуховые аппараты, как они выглядят. Сын с раннего детства любит быть первым. Вот и здесь я сказала ему: «Ты будешь первым, у кого появятся такие «наушники», ни у кого из ребят таких нет, а у тебя будут, ты — особенный!». К тому же сын очень любит слушать музыку, мы часто поем дома. И, конечно, для него это теперь возможность услышать всю полноту звуков, заново открыть для себя знакомые мелодии. Он и сам с нетерпением ждал выдачу слуховых аппаратов после первой примерки. Говорил, что будет показывать друзьям и рассказывать, как они работают.

— Как проходил процесс подбора слуховых аппаратов?

— На подбор аппаратов ребенок ездил с дедушкой, моим отцом. Сотрудники «Академии слуха» встретили их доброжелательно, атмосфера в центре такая, что понимаешь: здесь тебе окажут реальную помощь, не оставят в беде. Честно говоря, я очень переживала. Вдруг ребенок испугается, будет плакать, неизвестно, как он отреагирует на новые ощущения в слуховых аппаратах…

— И что произошло потом? Когда Никита впервые услышал мир по-новому…

— Эти эмоции не передать словами! Знаете, я читала много отзывов, но все равно не могла представить, как это будет. Дедушка рассказывал, что Никита не знал, как себя вести, потому что никогда за 7 лет не слышал таких звуков, какие услышал с помощью слуховых аппаратов! Сын был в восторге, безумно рад! Мой папа признался, что и сам не смог сдержать эмоций, прослезился, видя горящие от счастья глаза внука.

— Как быстро Никита освоился с аппаратами? Были ли трудности в адаптации?

— В центре слухопротезирования нам подробно рассказали, как пользоваться слуховыми аппаратами, как правильно надевать и снимать их, ухаживать, менять батарейки, разъяснили все возможные сложности в период адаптации. Но, надо сказать, привыкание у нас проходило довольно легко. В первый день Никита носил аппараты час. В это время он прислушивался к разным звукам, шорохам, с любопытством изучал привычные вещи, которые теперь казались ему другими.

— Что бы пожелали родителям детей, которые имеют нарушения слуха?

— Самое трудное — принять тот факт, что у твоего ребенка есть проблемы со слухом. В первые мгновения диагноз кажется катастрофой. Но выход есть. Слуховые аппараты действительно помогают, они способны вернуть к полноценной жизни, дать возможность нормально учиться, жить, работать, встречаться и общаться с друзьями, отдыхать и заниматься любыми делами. Видя горящие глаза сына, я счастлива сама. Поэтому самое главное — не сдаваться, верить — не в чудо, а в профессионализм, отзывчивость и доброту наших врачей, слухопротезистов, всех тех, кто помогает реальными делами и возвращает слабослышащих людей в мир, полный звуков. 

Партнер интервью — международная сеть центров бинаурального слухопротезирования «Академия слуха». www.as.clinic 8-800-500-93-94

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года № 152-Ф3 "О персональных данных"